Sergey Mikheyev (sergey_mikheyev) wrote,
Sergey Mikheyev
sergey_mikheyev

Categories:

Публикация в журнале "Фотодело", апрель 2008

...На отобранной фотографии было страшное перекошенное лицо, а из головы торчали рога от вешалки, которая стояла за человеком…

...Я придумал использовать в качестве штурмовой лестницы горный велосипед. Приехал на нем к зданию суда, в нужный момент прислонил велосипед к воротам, залез на него и сделал свой кадр. ОМОНовцы быстро унесли меня, но снимок уже был «добыт».

...К сожалению, есть техническое препятствие - я не могу пойти к хирургу и попросить встроить светочувствительную матрицу мне в глазное дно, а в затылок вмонтировать порт USB, чтобы я смог наконец-то работать по человечески и фиксировать то, что вижу своими глазами.

...Почему многие репортеры, снимая одно и то же событие, делают одинаковые кадры? Потому, что они ищут то, что там есть. И лишь немногие с помощью того, что там есть, ищут то, что есть у них внутри...



Еще чего я наговорил в интервью для свежего номера журнала Фотодело:
* * *

За десятилетнюю карьеру фото-корреспондента в газете «Коммерсантъ» Сергею Михееву довелось снимать множество событий, которые пережила за этот период страна – от вооружённых конфликтов до светских мероприятий. Сергея отличает особый взгляд на фотографию. В его работах есть и юмор, и романтизм, и некая мистика, и репортёрская правда жизни. О жизни, фотографии и о том, как научиться делать хорошие репортажные кадры, мы беседуем с мастером.


– Сергей, традиционный вопрос – как ты пришёл в фотографию?

– Да просто однажды решил, что хочу этим заниматься и пошел устраиваться на работу милиционером. Это было еще в моем родном городе – Кирове.


– Почему? Как это связано с фотографией?

– Я рассудил так: криминалисты имеют свою фотолабораторию, поэтому, работая в милиции, можно без проблем проявлять и печатать снимки. Я уже почти устроился, мне даже дали дом в деревне за рекой, но в последний момент передумал. Так что милиционер из меня не получился.


– А как же фотолаборатория?

– Я набрался храбрости и пошел сразу в газету – кировское молодёжное издание. Некоторое время стоял у дверей, боясь переступить через порог, но потом решился: «Была ни была!». В комнате сидел редактор и слушал «Пинк Флойд» на кассетном магнитофоне «Легенда». Я сказал ему: «Хочу у вас работать фотокорреспондентом». Редактор подумал немножко и ответил: «Завтра приходи на работу, а сейчас зайди в отдел кадров и получи удостоверение».
На следующий день я вышел на работу. Тут вдруг выяснилось, что работать мне придётся не фотокорреспондентом, а пишущим корреспондентом, да еще в отделе политики. Но нет худа без добра, мне дали наставницу, которая научила писать тексты. Все сложилось замечательно, я писал и попутно делал карточки – иллюстрации к своим статьям. Позже, когда освободилась желанная должность, я стал фотокорреспондентом.

– Что приходилось снимать?

– Для этой газеты я снимал политику, «социалку», передовиков производства и разные метафизические репортажи. Например, готовил разворот «Час быка» – о том, что происходит в городе в 3 часа ночи, «когда силы зла торжествуют, а дети и женщины спят». Фотографировал запертые на замок церкви, делал карточки с дымом заводских труб, уходящим в ночное небо. Тексты этих репортажей походили на бред. Была перестройка и хотелось делать нечто невероятное. Издательство выпускало еще и эротическое приложение. Для иллюстраций мы использовали журнал Playboy, который покупали в коммерческом киоске – я переснимал оттуда картинки. Собственных съемок получалось не так много, хотя мы сотрудничали с местным модельным агентством. Зато «для души» я делал совсем невозможные фотографии – например, снимал девушек в стиле Сальвадора Дали. Представьте кадр, где руки и ноги девушки лежат на опорах в виде костылей! Или просто приклеивал нагих девушек скотчем к стене. Эта творческая фотография делалась не для публикаций – «в стол».


– Как возникла идея переехать в Москву?

– Просто в Кирове закончились интересные темы: я объехал 39 районов области и снял все, что можно было снять в тех местах. Кроме того, захотелось заняться цветной фотографией. Я был убежден, что настоящая фотография – только та, которая получается путем "вырезания из жизни фрагмента", и чем меньше в этот фрагмент внесено изменений, тем лучше. Поэтому решил перейти в газету, где печатают цветные фотографии, а такие издания были только в Москве.



– В Москве ты сразу же устроился в «Коммерсантъ»?

– Ну да. Я как раз победил в конкурсе «Интерфото» в 1997 году, мой снимок «Призыв» занял первое место в рубрике «Повседневная жизнь». Там, на конкурсе, был раздел «Встречи с работодателями». Мы с коллегой Павлом Смертиным заняли два вакантных места в «Коммерсанте».


– Работа в столичной газете сильно отличается от того, что ты делал в Вятке?

– Здесь интересно, меня постоянно кидают на передний край.
Я снимал региональные конфликты в Чечне, Грузии, буйство оппозиции в Белоруссии. Кстати, как это ни парадоксально, мне показалось, что снимать оппозицию в Белоруссии гораздо опаснее, чем военную операцию в Чечне. Это мои личные ощущения как фотографа. Хороший кадр для новостей часто сделать нелегко, приходится проявлять изобретательность.


– Поясни…

– Ну, например, мне поручили снять Ходорковского и Лебедева, как их выводят из здания суда. Точек съемок было всего две. Первая – далеко, в соседнем квартале на верхнем этаже подъезда жилого дома, там был нужен мощный телевик. Вторая точка, наоборот, – самая близкая, через металлический забор и ворота суда. Фоторепортёры приносили с собой лестницы, приставляли к воротам и, перегнувшись через ограждение, делали снимки. Между дверью суда и «воронком» чуть больше двух метров и за то время, пока обвиняемые делали несколько шагов и садились в машину, нужно было сделать кадр. Не знаю, было ли официальное запрещение на съёмку, но охрана активно мешала работе фотографов: в какой-то момент людей с лестницами перестали даже близко пускать к воротам. Я придумал использовать в качестве штурмовой лестницы горный велосипед. Приехал на нем к зданию суда, в нужный момент прислонил велосипед к воротам, залез на него и сделал свой кадр. ОМОНовцы быстро унесли меня, но снимок уже был «добыт».


– Портреты известных личностей, которые в то время публиковал «Коммерсант», привлекали внимание. Люди на них были настолько раскованы, что в некоторых случаях выглядели даже комично. Как это удавалось снять?


– Когда я увидел на полосе результат своей первой съёмки, меня прошиб пот. Это был портрет довольно важного чиновника того времени, я его снимал со всей старательностью, кадров получилось много. Технология работы была такова: фотограф снимает все возможное, а бильд-редакторы потом выбирают, что ставить в газету. На отобранной фотографии было страшное перекошенное лицо, а из головы торчали рога от вешалки, которая стояла за человеком… Я их сам, конечно, туда определил, решив похулиганить, но у меня даже мысли не было, что именно этот кадр и опубликуют. Так «уделывать» людей до того момента мне не приходилось. Сегодня ситуация изменилась, «рога» ушли в прошлое и мы можем показать человека таким, каким мы, фотографы, его видим. Либо, что весьма сложно, снять героя таким, какой он есть на самом деле.


– Как снять человека таким, какой он есть на самом деле?


– Задачи «вытащить из человека его сущность» ежедневными, рекламными и бизнес-изданиями не ставится, поэтому достаточно снять портрет так, чтобы не навредить герою снимка и удовлетворить целям предполагаемой публикации. Например, предпринимателя в области IT-технологий нужно снять так, чтобы было понятно, чем человек занимается. Однажды я снимал одного молодого бизнесмена, и была задача показать, что он чрезвычайно молод, практически студент еще. Выстроил кадр на ассоциациях: попросил его сесть на подоконник с ноутбуком, в классической позе студента. Во время фотосессии он и сам сказал, что почувствовал себя так, будто перенёсся назад, в студенческие годы. Кадр получился как раз такой, какой был нужен для иллюстрации той статьи.
Когда я начинал работать в «Коммерсанте», мне приходилось снимать бывших партийных боссов, ставших свободными бизнесменами. Газете требовались живые фотографии, а привычки свободно позировать перед камерами у партийных руководителей не было. Люди так стеснялись фотоаппарата, что сразу становились похожими на деревянных идолов. Я даже порой пугался такой перемены. Хорошим выходом из той ситуации было посадить героя за стол. Спрятавшись за него, чиновник моментально менялся в лучшую сторону – от того, что оказывался в привычной для себя среде. В одном помещении, например, не оказалось стола, так пришлось просить его принести.


– Какие советы ты можешь дать начинающим фотографам, которые собираются снимать репортажные портреты?

– Я прошу человека делать простые вещи - рассматривать стекло объектива, постараться прочитать на нем мелкие надписи, подумать о чем-то приятном, (например, о том, что я скоро уйду) или подбрасывать в руке, например, яблоко. В результате получаются портреты, где человек более менее похож сам на себя. Чтобы снять жест, просишь нарисовать в воздухе квадратик, круг или домик, потом сделать это двумя руками или показать, какую рыбу он поймал на последней рыбалке. Как правило, с первого раза рыба в объектив влезать отказывается.

– Сергей, сейчас бытует мнение, что хороших фоторепортёров становится все меньше и меньше.


– Хороших фоторепортёров всегда было мало, а сегодняшняя ситуация такова, что молодые люди приходят работать в газету, уже имея солидную теоретическую базу. Они слишком подкованные и это часто мешает им сделать именно свой кадр, пропустив изображение через себя. Фотоновички, насмотревшись хороших фотографий великих мастеров, начинают их копировать. Мое мнение: фотография это дело практики и личного мировосприятия. Как бы абсурдно это ни звучало, но фоторепортёр делая репортаж, снимает в итоге сам себя. Его объектив, направленный формально от себя, в действительности направлен внутрь репортёра. Если его внутренний мир широк, глубок и ярок, то это видно в результате работы. Почему многие репортеры, снимая одно и то же событие, делают одинаковые кадры? Потому, что они ищут то, что там есть. И лишь немногие с помощью того, что там есть, ищут то, что есть у них внутри (via gragory за фразу!).



– Поделись своим техническим секретом создания хорошей фотографии?


– Если это фотография «для себя», то всегда стараюсь «не быть фотографом». К сожалению, есть техническое препятствие - я не могу пойти к хирургу и попросить встроить светочувствительную матрицу мне в глазное дно, а в затылок вмонтировать порт USB, чтобы я смог наконец-то работать по человечески и фиксировать то, что вижу своими глазами. Я не очень люблю камеры, особенно зеркальные камеры, они видят не так как глаз. У них маленькая глубина резкости и большие размеры. Я всегда мечтал иметь камеру, которая помещается хотя бы в кулаке и имеет глубину резкости, сопоставимую с человеческим глазом. В позапрошлом году появились мыльницы, которые удовлетворяют этим требованиям, и одной из таких я много и с удовольствием снимаю. Эти аппараты на диафрагме 2.8 рисуют очень хорошо и глубина резкости достаточная. Можно сделать акцент на передний план и при этом задний план не пропадает. А Canon MARK II и три объектива это замечательный «репортёрский» комплект - когда надо снимать надёжно, много и быстро.


– Что ты ежедневно вкладываешь в фотографию?

– Мне кажется, что это она в меня вкладывает. На мой взгляд, фотография -самый простой способ поиска гармонии, подтверждения, что она существует в окружающем нас мире. Для пояснения переименуем видоискатель в «гармониеискатель», через него наблюдаем окружающий мир и вычленяем гармоничные моменты. И в какой то момент, Картье-Брессон, например, называл это решающим моментом, мы его – щёлк, и фиксируем.

– Эта гармония касается только тебя самого?


– Мы часто делаем то, что касается нас самих. Поэт, например, пишет стихи, касающиеся его самого. Мне кажется важным в произведении искусства «момент исповедальности».

Пять советов:

1. Ничего не бойтесь – страх плохой советчик.
2. Абстрагируйтесь от толпы, как от толпы своих коллег, так и так и от толпы, например, митингующих.
3. Прогнозируйте ситуацию и заранее занимайте выгодную позицию
4. По возможности не строчите, не снимайте быстрыми сериями – вам нужен только один кадр и он должен быть хорошим.
5. Будьте вежливы – помогайте коллегам, может быть не впрямую, но хотя бы своим поведением на съёмке.

Беседовала Светлана Соколова,
http://www.fotodelo.ru/
Онлайн-версия интервью: http://www.fotodelo.ru/?t=HaKEn4120868HH5xqz2954


Большое спасибо Павлу Смертину novgorod_0 за фотографию к тексту интервью (в журнале авторство "фото на колонку" увы, решили не указывать)

ПС: Все фото, отобранные для публикации, я уже выкладывал здесь ранее, в разных комбинациях:

http://community.livejournal.com/photo_polygon/438098.html - чеченское фоторепортерское на Полигоне

http://sergey-mikheyev.livejournal.com/92921.html - туалетное:)

http://sergey-mikheyev.livejournal.com/90458.html - провинциальное, папа, мама, Н-ск.

http://sergey-mikheyev.livejournal.com/86161.html - 12 портретов года 2007

http://community.livejournal.com/photo_polygon/618130.html - Всячина, огонь и кони

http://community.livejournal.com/photo_polygon/584507.html -Смешные политики

http://community.livejournal.com/photo_polygon/495771.html - Менты

http://community.livejournal.com/ru_auto/3224391.html - Пыжик и Пирамида:)
Tags: Починяем примус, Согласная Буква
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →