Sergey Mikheyev (sergey_mikheyev) wrote,
Sergey Mikheyev
sergey_mikheyev

Ольчик: Художница.

Мы жили тогда в одном городе - Кирове. Ольчик умела рисовать на всех попавшихся под руку клочках бумаги потрясающие акварели. В них была тоскливая радость и отчетливое присутствие нечеловеческих, высших сил.
Никто не покупал ее работы, и, чтобы чтобы заработать хотя бы на карманные расходы, она трудилась ночным сторожем в местной школе. Полуголодное провинциальное существование, в конце концов, ей осточертело и она отправилась в Питер, чтобы "сделать карьерку и купить домик на берегу Финского залива". Я тогда тоже уезжал, но в другой мегаполис - Москву. Мы договорились писать письма.
Через год я поехал навестить художницу. Ольчик по-прежнему вела полуголодное существование, не теряя, впрочем, бодрости духа. В ее жизни только что произошли два равновеликих события:
1. Бросила очередного любовника (плохо).
2. Купила новые кедики (хорошо).
Она по-прежнему рисовала чудесные акварели, которые не покупали и здесь, в Питере. Хорошие деньги приносили бы ей питерские пейзажики на продажу туристам, но их она отказывалась малевать принципиально. Она подрабатывала надомницей - раскрашивала декоративные яйца "под Палех" и оловянных солдатиков. Её голубые близорукие глаза все чаще отказывались ей служить – работа была очень кропотливой – на каждом солдате размером с мизинец рисовался мундир в подробностях и выразительное лицо. Работа эта ценилась дешево. За ночь, чтоб хоть что то заработать, надо было окрасить 100 солдат. Если двое таких художников встречались в людном месте, то непременно шокировали окружающих примерно таким диалогом:
- Чем занимаешься?
- Как всегда… Яйца покрасила, теперь с солдатами трахаюсь!
Tags: Из долгого ящика, Радужная Оболочка, Согласная Буква
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments